на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников

(20 ноября 2013)
Ирина Красногорская. Ерлинский парк в конце октября 2013 года

 
Ирина Красногорская.  Фото А. Шведа

 

Мой сад с каждым днём увядает;
Помят он, поломан и пуст,
Хоть пышно ещё доцветает
Настурций в нём огненный куст…

Эта строфа из стихотворения Аполлона Майкова «Ласточки» вспомнилась мне, когда 26 октября я бродила по Ерлинскому парку. Но я тут же переиначила её:
А парк с каждым днём хорошеет…
Хотя по-осеннему пуст,
Но всё же приветно синеет
«Мороза» цветущего куст.

«Мороз» – название из моего уральского детства распространённого в Рязани садового цветка, который именуется здесь осенней астрой. Мне же и моей маме он встретился на Урале в лесу. Мама сказала, что это «мороз» и удивилась тому, что он растёт в лесу. Прежде, до эвакуации на Урал из-под Ленинграда, она видела эти не боящиеся первых заморозков цветы только в садах и парках.
Позднее нам старожилы посёлка Натальинск объяснили: некогда цветы, действительно, были парковыми. Но барский парк после того, как усадьба в 1917 году была разорена, превратился в лес, и некоторые его растения стали лесными жителями…
У ерлинских крестьян после разорения усадьбы С.Н. Худекова хватило дальновидности не запустить парка настолько, чтобы он стал лесом даже за век, а не за тридцать лет, как тот, уральский на Копыркиной горе. А приветно синеющие морозы, осенние астры, – новосёлы в нём. Ещё в прошлом году их не было. И такого яркого, почти красного, лиственного ковра под деревьями я прежде не замечала в парке.
Парк теперь главная достопримечательность села, главная гордость ерлинцев, место работы некоторых из них, место встреч и расставаний, ставших уже традицией свадебных прогулок не только жителей соседних сёл, но и городов Кораблино и Скопин, посёлков Пронск и Ново-Мичуринск. Открытие в парке «Историко-культурного природно-ландшафтного музея-заповедника “Усадьба С.Н. Худекова”» окончательно спасло его.
Я бываю в парке ежегодно, иногда по нескольку раз в год, и всегда отмечаю в нём радостные перемены. На этот раз бросились в глаза, во-первых, выросшие перед входом елочки, которые за год обогнали меня в росте, а ведь посажены они были крохотными, так что приходилось обкашивать вокруг них траву, чтобы не заглушала их. Во-вторых, я не могла не заметить деревянные беседки и скамеечки, что бывают так необходимы во время прогулок. Обратила внимание и на вымахавшие на перегонки с ёлочками золотые ещё лиственницы, не спешащие освободиться к зиме от мягких иголок.
Небольшая аллея из лиственниц, напротив школы, особая. Она создавалась накануне празднования 170-летия С.Н. Худекова, и сажали её именитые люди Рязани и Кораблинского района, чью именитость подтверждал специальный список, составленный организаторами подготовки празднования, и таблички возле каждого саженца. Нам, писателям из Рязани, работавшим в течение трёх сезонов (2005–2007) в детском творческом лагере «Ерлинский парк» ни в этом, ни в другом, менее элитном, списке места не нашлось. «Зато нас до сих пор не забыли в селе,– думала я, всё ещё не изжив обиды за то, что не могу поздороваться со «своим» деревом,– а все ли из тех, кто посадил лиственницы и разные экзоты, вроде ели колючей и туи, интересны ерлицам? Вот и таблички с их фамилиями убрали из-под деревьев». Примерно так размышляя, направлялась я к очередному парковому новшеству – к куртине «морозов». И тут мои амбициозные мысли прервала собака, породистая, кажется, легавая, – одним видом своим. Она, словно изваяние, сидела у скамейки рядом с цветами – не шевелилась и не лаяла, но очень внимательно следила за мной. Собаки и прежде появлялись в парке. У школьного сторожа была добродушная дворняга, по утрам степенно шествовал вдоль аллеи, ведущей от школы к выходу, чей-то старый ирландский сеттер, но они всегда озабочены были какими-то собачьими делами и не глядели так настороженно.
Я решила не искушать судьбу и свернула к пруду, чтобы в одиночестве полюбоваться недавно воздвигнутым над ним мостом. Этот мост – главное новшество парка! Лет пять пролежала его металлическая конструкция на дне спущенного для очистки пруда, пока не нашлись средства, чтобы её собрать и поставить. Но оказалось, что нужны к мосту лестницы, так как спуски к пруду обрывисты. Их остовы уже сделаны, но спускаться по ним рискованно, особенно, в моём возрасте. Я не рискнула.
Примерно получасом ранее я уже побывала здесь с коллегами – литераторами из Рязани и Кораблино. Поддерживая традицию, возникшую, кажется, в 2004 году в ерлинской школе, работники музея во главе с его директором Евгением Борисовичем Филатовым продолжают организовывать встречи жителей села с литераторами. Такая встреча произошла в этот день. Собрались на неё, как говорится, стар и мал. Из Рязани приехали прозаик Эдуард Кавун, поэты Виктор Крючков и Ольга Сидорова, издатель Константин Ситников и я, Ирина Красногорская – прозаик. Из Кораблино присутствовали только поэты: Наталья Брылёва, Светлана Дергач (Мещерякова), Сергей Панфёров и Елена Рощина. Все рассказали ерлинцам о своей творческой работе за прошедший год, поэты прочитали стихи. Выступила со стихами и Татьяна Штрукина, директор ерлинской школы, которая недавно приступила к работе после длительного декретного отпуска. Её трагическое стихотворение прочитала и Наташа, старшая дочь, теперь семиклассница и отличница, в прошлом непременная и самая маленькая участница лагерных мероприятий. Очень приятно было увидеть среди собравшихся Катю Кирьянову, участницу всех лагерей и первой литературной встречи в школе, когда она месте с бабушкой в старинных ерлинских костюмах пели местные частушки. Катя сменила фамилию и место жительства, выйдя замуж. В Ерлино она приехала в гости и на встречу с нами.
После официальной части литераторы и работники музея фотографировались сначала у здания администрации, потом близ памятника Худекову между зданиями школы и музея. Тут к нам присоединилась Татьяна Викторовна Штрукина, и я подумала, как выиграл бы парк, если бы энергичные и талантливые директора музея и школы объединили свои усилия в его обустройстве и преобразовании.
Гости в сопровождении Евгения Борисовича отправились по мосту в главную часть парка. Я пошла провожать Штрукиных, с которыми давно не виделась, а, возвращаясь, увидела собаку. От моста её не было видно, зато на той стороне пруда в одной из сквозных аллей (их очистили от дикой поросли) я приметила своих коллег. Они удалялись в сторону дамбы, у меня было ещё примерно полчаса, чтобы поговорить с музейными работниками.
В музее были приезжие посетители. Оказалось, это их собака скучала, привязанная, у скамейки.
Мне было приятно узнать, что экскурсанты купили мою книгу «Тень Никии в Ерлинском парке».
На пути в Рязань мы говорили о том, что можно, нужно сделать, чтобы о парке узнало как можно больше людей. Говорили-то все, а действовать начал Алексей Швед – с его подачи телерадиокомпания «Ока» снял о музее-заповеднике сюжет, где был показан новый экспонат – недавно найденная на месте бывшего усадебного дома мраморная ванна. Эта редчайшая вещь требует серьёзного исследования.
Ирина Красногорская

 

 
Директор музея-заповедника Е. Филатов. Фото А. Шведа

 

 
Читатели в литературной гостиной.  Фото А. Шведа

 

 
Литераторы из Рязани и Кораблино.  Фото А. Шведа

 

 
Гости и хозяева после встречи в литературной гостиной.  Фото А. Шведа

 

 
Ковёр из листьев.  Фото А. Шведа

 

 
Татьяна Викторовна и Наташа  Штрукины в школе. Фото К. Ситникова

 

 
Новый мост.  Фото К. Ситникова

 

 
Догорает лиственница.  Фото К. Ситникова

 

 
Поэтесса из Рязани О. Сидорова.  Фото К. Ситникова

 

 
О. Сидорова и К. Кирьянова

 

 
Собака на экскурсии.  Фото К. Ситникова

 
Мраморная ванна.  Фото К. Ситникова

 

 
И.К.  Красногорская и Э.П. Кавун с ерлинскими цветами. Фото А. Шведа

 


А. Швед. Фото К. Ситникова

 

 
К. Ситников. Фото А. Шведа