на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников

(11 сентября 2013)
«Беседа любителей русского слова» открылась беседой о князе Олеге Рязанском

На первом заседании клуба «Беседа любителей русского слова» шла дискуссия о противоречивой фигуре князя Олега Рязанского.

…Распахнул Олег вишнёвый ворот,
и с улыбкой, и внезапно строг:
«Беркут ты, гонец, не чёрный ворон!
Доложи Мамаю – буду в срок!»


Это цитата из поэмы рязанца Александра Архипова (1935 – 2001), которая, по-моему, называлась просто: «Олег Рязанский». Я читала поэму в далёкой юности. Она входила в какую-то из книг стихов Архипова. Сейчас я бы с удовольствием процитировала и другие строки, привела бы ссылку на это произведение… Но, к сожалению, книжечка, изданная в конце 80-х, куда-то затерялась, а стихотворное наследие рязанских «классиков» в сети встречается редко. Вот и приходится довольствоваться четверостишием. В четверостишии, как видим, Олег Рязанский сговаривается с гонцом Мамая об оказании тому помощи. Таким описал самого, пожалуй, знаменитого, но с «половинчатой» славой великого князя Рязанского один из наиболее авторитетных поэтов Рязани. 
Цитата «пришлась к слову» 27 августа, на первой встрече под эгидой клуба творческой интеллигенции под названием ««Беседа любителей русского слова». Это была инициатива писательницы, журналиста, главного редактора издательства «Издатель Ситников» Ирины Красногорской, а на идею создания «дискуссионного клуба» для творческих людей её навёл сайт издательства (на котором уважаемый читатель сейчас находится). Сайт существует с 2007 года, и его «профиль» - не только презентация издательских новинок, но и обсуждение насущных культурных вопросов. На сайте могут зарегистрироваться и стать постоянными авторами статей все желающие. Здесь обсуждались областные гранты в сфере литературы, книжные новинки рязанских и российских писателей, альманах «Литературная Рязань», жизнь и работа деятелей культуры и искусства – уроженцев Рязани и Рязанской губернии (Анны Буниной, Сергея Худекова). Сейчас на сайте доступен целый цикл материалов, принадлежащий перу Ирины Красногорской, о «Семёновском кольце» – памятных местах юга Рязанской области, связанных с именем знаменитого географа Петра Семёнова Тян-Шанского. «Семёновское кольцо» вполне может стать туристическим объектом, если за это дело взяться с умом и энтузиазмом. На сайте издательства «Ситников» можно найти материалы самой разной тематики, не только литературной. Сложившийся за эти годы комплекс материалов пользуется спросом у читателей. Статистика сайта показывает, что больше всего читателей из Рязани и Москвы, за ними количественно следуют окружающие областные центры, например, Липецк, а также есть постоянные читатели на Украине, в Белоруссии и даже во Франции.
Но одно «но» несколько огорчает команду постоянных авторов сайта «Ситников». Этих авторов численно мало. Известное продолжение «…Но мы в тельняшках!» не утешает. Да, мы «в тельняшках» и находим время писать на портал. Но на приглашения к обсуждению люди реагируют как-то вяло, а сами почти не предлагают тем и не приглашают к дискуссиям. Это вовсе не значит, что рязанцам не интересна культурная жизнь – скорее, это сигнал, что общение через Интернет для кого-то не вошло в органику, а для кого-то просто недоступно.
Такое предположение оказалось верным. На первую же встречу, помещение для которой любезно предоставил Музей-усадьба И.П. Павлова (уютный «Дом науки» на территории усадьбы), пришло 12 человек. Для «дебюта», особенно назначенного на рабочее время, неплохо! Главное – всем пришедшим было что сказать.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%C1%E5%F1%E5%E4%E0_%EB%FE%E1%E8%F2%E5%EB%E5%E9_%F0%F3%F1%F1%EA%EE%E3%EE_%F1%EB%EE%E2%E0 «Беседа любителей русского слова» – название историческое: так называлось литературное общество, образованное Г.Р. Державиным и А.С. Шишковым в Санкт-Петербурге в 1811 году и просуществовавшее до 1816 года. Первоначальное обсуждение развития русского литературного языка переросло у той «Беседы…» в более широкую полемику политическую – наличие в русском языке «англицизмов» либо приверженность архаическим традициям речи до сих пор считается вопросом идеологическим.
Так и персона и деяния http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%EB%E5%E3_%C8%E2%E0%ED%EE%E2%E8%F7 Великого князя Рязанского Олега Ивановича (? – 1402; годы правления – 1350 – 1402) по сей день вызывают горячие споры: был ли он «предателем русской земли» в Куликовской битве, отступался ли от Великого князя Московского, обещал ли помощь наступавшим татарам Мамая и литовцам, или же был оболган московскими летописцами? С XIX века в историографии прослеживается две линии. Приверженцы одной обвиняют Олега Ивановича в предательстве и применяют к нему самые негативные эпитеты. Сторонники другой отстаивают его право на суверенную политику, либо приводят доводы в пользу того, что Олег Иванович заключил с московским князем Дмитрием Ивановичем тайный союз, и его поведение во время Куликовской битвы заранее оговорено князьями, и что он способствовал победе ловкими мнёврами. Этой точки зрения придерживался и известный писатель-историк http://ru.wikipedia.org/wiki/Дмитрий_Балашов Дмитрий Балашов. На таких же позициях стоит Ирина Красногорская – в масштабах Рязани её творчество сопоставимо с творчеством Дмитрия Балашова, ибо у «нашего писателя» есть художественные либо документальные исторические книги практически обо всех важных страницах былого и исторических персоналиях Рязанщины.
Есть и третья сторона – рязанские учёные и краеведы, которые не просто «обеляют» Олега Ивановича, но превозносят его, подсчитывая его заслуги перед Великим княжеством Рязанским: расширение территории, защита от внешних врагов и т.д. В рамках этой парадигмы стремление Олега Рязанского отстоять независимость своего княжества в 70-е годы XIV века, «когда национальные интересы требовали объединения русских сил в борьбе против Орды» (пишет Википедия), объясняется также борьбой за интересы собственной земли и расценивается как достоинство. Этого взгляда придерживалось большинство членов Рязанской учёной архивной комиссии, которой Рязань обязана существованием в ней архива, краеведческого музея и первой складной картины рязанской истории. Но на взглядах тех беззаветных служителей истории вполне мог сказываться так называемый «местный патриотизм»…
Мнения разделились и в нашем небольшом кружке. Как уже говорилась выше, Ирина Красногорская солидарна с «защитниками» князя Олега; её поддержали многие собравшиеся; а вот автору этих строк Олег Иванович Рязанский не слишком симпатичен, и я не понимаю причин его «героизации». Этого политического деятеля можно называть хитроумным (прямо как царя Одиссея!), дальновидным, но вряд ли героем. Да, он старался для своей территории (опять же – для своей земли, или для собственного «престижа» правителя не какого-то удела Москвы, а Великого княжества Рязанского?). Но давайте определимся, кого мы почитаем, да так, что канонизируем? «Собирателей русской земли» - владимирских и московских правителей? Или борцов за автономии, то есть за отсутствие единого государства? Совместить – не получается…
Вот как пишет о нём http://www.peoples.ru/state/king/russia/oleg_ryazansky/ Сергей Баймухаметов на портале «Люди»: «Вся вина или беда Олега в том, что он не был государственным деятелем общерусского масштаба. Не видел он этого масштаба, не понимал. Он знал и защищал, как мог, одну лишь свою Рязань! А общепризнанным лидером, собирателем земли русской, тогда мог стать только князь, осененный великой идеей единого общерусского православного государства». Отношение Баймухаметова к Олегу Рязанскому представляется мне наиболее мудрым: он называет князя носителем «типичных» средневековых взглядов с их жесткостью, изменчивостью и властным «эгоизмом» и напоминает, что Олег Рязанский делал то же самое, что и все остальные князья и военачальники… Жестокости чинили все, а недобрая память досталась одному – тоже несправедливо!
В первом заседании «Беседы любителей русского слова» никто не ставил целью установить истину в последней инстанции. На него собрались те, кто так или иначе имел дело с именем Олега Рязанского. Так, у скульптора Бориса Горбунова есть скульптура великого князя. Памятник Олегу Рязанскому в нашем городе установлен по эскизу З. Церетели, но Борис Горбунов «не отстал». Кстати, ваятель относится к Олегу благоговейно – как к великому политическому деятелю и сильной личности. Статуями четырёх рязанских святых ещё в 1995 году, в год 900-летия Рязани, предполагалось украсить четыре стороны часовни, поставленной в честь этого юбилея. Один из них – Олег Рязанский. Однако и сегодня, признался Борис Семёнович, на установку фигур не нашлось средств…
С интересом выслушали гости клуба речь художника и специалиста по геральдике Михаила Шелковенко, автора практически всех http://sovet.geraldika.ru/page/19499
геральдических изображений Олега Рязанского, в том числе и наградного знака Олега Рязанского, второй по значимости награды Рязанской области с 2009 года. Также в марте прошлого года подписан закон о государственной символике Рязанской области, к разработке которой Михаил Константинович «приложил руку». Кого из рязанцев ни спроси, все верят, будто на гербе области (ранее – губернии) изображён не кто иной, как князь Олег. Меж тем исторически это не так – ассоциация безымянного князя с Олегом возникла во время Генерального межевания, но она «неофициальна». Ни в законе, ни в блазоне (геральдическом описании герба) нет ни слова об Олеге: «в золотом поле князь в зеленой, украшенной золотом и опушенной черным собольим мехом шапке…». Можно было бы, сказал Шелковенко, внести имя в описание герба – но это влечёт за собой переоформление целой кипы официальных бумаг, и пока на такую «волокиту» администрация области не решается…
Мне досталось рассказывать о раскрытии образа Олега Рязанского в художественной литературе – и я начала, по хронологии, с поэмы Александра Архипова. Есть и ещё одна поэма, написанная к 610-летию преставления: «Великий князь Олег Рязанский», автор София Олеговна Никулина. Это произведение для детей не старше среднего школьного возраста, на мой взгляд, весьма слащавое, нравоучительное и перенасыщенное религиозной лексикой и «установками», так что о ней как о художественном произведении говорить сложно. В стихах об истории рассказать тяжело, но стихи в честь князя Олега упорно слагаются. Ирина Красногорская дала слово гостю клуба, поэту Владимиру Орлову, автору одного из стихотворений об Олеге Рязанском – оно вошло в её документальную книгу об иконах Рязанского кремля «Образы сокровенные». В числе прочих исследовательница описывала парсуну Олега Рязанского. Она была создана по благословлению митрополита Рязанского и Касимовского (в 1972 – 2003 гг.) Симона http://www.history-ryazan.ru/phpbb/viewtopic.php?f=16&t=199 при подготовке к прославлению Собора рязанских святых. Но в последний момент Синод исключил Олега из списка рязанских святых. Так что сегодня вопрос, канонизирован ли Олег рязанский хотя бы как местночтимый святой, однозначного ответа не имеет. Борис Горбунов вспомнил, что ещё в 70-е годы прошлого века в Болгарии в православном храме видел его икону и был очень рад «встрече» на чужбине с прославленным «земляком». Однако факты, как будто, свидетельствуют, что Олег Рязанский вообще не канонизирован.
Обзор литературы, посвящённой князю, невозможен без упоминания романа Алексея Хлуденёва «Олег Рязанский», выдержавшего несколько переизданий с момента выхода в 2001 году, и повести Ирины Красногорской «По городу звоны пошли». Они полны фактических сведений и могут использоваться как пособие для изучения истории, менее скучное, чем учебник. Хотя с историческими сведениями далеко не всё просто… Под занавес встречи выступил историк Виталий Толстов, фактически «перемывший кости» Олегу Рязанскому в прямом смысле слова. Виталий - автор обзора исторических работ про Олега Рязанского с упором на дореволюционные рязанские источники (в книге «Историографическое наследие провинции», издание РИАМЗ, 2011 г.). Именно в этой статье собраны положительные мнения об Олеге Рязанском таких значимых для Рязани людей, как Д.И. Иловайский, А.И. Черепнин, С.Д. Яхонтов, И.И. Проходцов. Лишь один учёный – Фёдор Савенко – отзывался о нём резко отрицательно. Но главное, о чём поведал Толстов – отсутствие чётких фактов о князе Олеге, во многом подменённых мифами. Не исключено, что мифом являются и мощи Олега Рязанского в Иоанно-Богословском монастыре. Это череп, который до 1994 года хранился в запасниках Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Никто не знал, откуда череп взялся в музейных фондах, но его овевала легенда, якобы, это останки Олега. Легенда подкреплялась тем, что, цитирую Толстова, «не было документов, опровергающих эту версию». Как он пошутил, а если бы я принёс в музей череп и заявил, что нет документов, опровергающих версию, будто это череп Адама, его бы поместили в экспозицию как голову Адама?.. В бытность свою заместителем директора музея Виталий Толстов хотел отправить его на радиоуглеродный анализ в город Киль (Германия) – такой анализ довольно точно датирует уход из жизни живого существа («работает» с костями и деревом). Однако Рязанская митрополия не позволила это сделать. Меж тем из глубины веков пришла другая легенда – что в 1768 году обрушился в Оку «угол» монастыря вместе с частью стен и Покровским собором – усыпальницей князя Олега (в монашестве Ионы) и его жены Евфросиньи (в монашестве Евпраксии), основателей обители. Мощи князя и княгини потерялись, а спустя два года, после строгого приказа высшим церковным иерархом игумену монастыря, были чудесным образом обретены… По крайней мере, обрушение обрыва с несколькими монастырскими строениями – реальность, «застолблённая» многими источниками, литературой и справочными материалами. С порчей захоронения и чудесным обретением черепа основателя всё сложнее – по словам Виталия Толстова, братия Солотчинского монастыря всегда считала князя Олега своим святым покровителем и прославляла его в молитвах (отсюда и убеждение многих, что Олег Рязанский признан местночтимым святым). Но считать ли монастырские легенды установленным фактом?..
Не исключено, что реконструированный облик Олега Рязанского принадлежит на самом деле какому-нибудь иноку солотчинского монастыря… Но выяснить это опытным путём пока не удаётся.
Однако «Беседа любителей русского слова» смотрит не в прошлое, а в современность. Основным итогом первого «заседания» клуба стало понимание, что культурной общественности нашего города нужны такие вот дискуссии. Было бы желание общаться и место встречи – а актуальные и интригующие темы найдутся!..

Елена Сафронова