на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников

«Не скажет ни камень, ни крест, где легли…»

 
 На снимке: Восточный фронт Первой мировой войны  

Рязанская Книга памяти, посвященная Первой мировой войне… Многие удивятся: разве такое издание существует? Да, по крайней мере, первый его том (уже вышел том второй и готовится к изданию третий). Автор этой идеи и главный ее исполнитель – Александр Игоревич Григоров.
Он часто приезжает из Москвы в Рязань и почти все время безвылазно сидит в Рязанском госархиве. Наши краеведы, историки его хорошо знают, потому что визиты Григорова в Рязань продолжаются уже больше двадцати лет.
В первый же раз он к нам приехал из Запорожья, где жили его родители и где он учился в медицинском институте. Однажды отец обмолвился, что прадед Александра – полковник Василий Васильевич Григоров участвовал в Первой мировой войне, погиб в Польше, а где похоронен – неизвестно. И сын его, Борис Васильевич, прошел эту войну офицером, был ранен. «Так мы что, из дворян, что ли?» – спросил Александр. – «Из старинного служилого рода». – «А откуда?» – «Из Рязани»… Так буднично, без пафоса передал мне Александр Игоревич при нашей встрече в редакции свой давнишний разговор с отцом – вроде бы мимолетный, но, как оказалось потом, повлиявший на его судьбу. Не сразу, а со временем созрела у молодого доктора мысль посетить Рязань и побольше узнать о своих предках.
Он приехал сюда раз, другой, третий, и казавшийся ему вначале нереальным замысел восстановить свою родословную стал восприниматься вполне осуществимым. По словам моего гостя, найти своих родичей по архивным документам да еще с некоторой помощью самих архивистов не столь трудно, как многим представляется, хотя в истории нашей и были моменты, весьма сложные для хранения гражданских актов.
Так или иначе, но в самом начале своего поиска он нашел в метриках, которые содержались в одном из дворянских дел, запись о некоем Григорове с подходящим именем, отчеством, годом рождения, и оказалось, что попал в точку – это был старший брат его прадеда. Узнал, где этот человек родился, в каком храме был крещен… Всплыли сведения об Альяшеве – сельце недалеко от Подвязья. Поехал туда. Сейчас вспоминает, сколь волнующим для него было одно из первых посещений рязанских григоровских мест. Он даже пытался выяснить у сельчан, знают ли они кого-то из Григоровых. Никто не знал.
Со временем романтизма поубавилось, но архивный поиск Александра Игоревича по-настоящему увлек. Через несколько лет копания в документах стало очевидным: для восстановления его семейной родословной Рязанского архива мало. Пришлось на десяток лет «переселиться» в Российский Государственный архив древних актов и в Военно-исторический архив, что находятся в Москве, познакомиться и с другими архивами. Разобравшись с родословием «своих» Григоровых, собрав о каждом ставшем ему известным представителе рода как можно больше информации, Александр Игоревич начал открывать Григоровых «других». Ведь, как он рассказывает, помимо исконных рязанских членов семьи, есть, например, Григоровы, принявшие эту фамилию по названию деревень, есть Григоровы – переселенцы… По результатам своих изысканий неутомимый исследователь написал и издал монографию по родословию Григоровых из различных сословий и мест нашей страны.
«Григоровы всех мест – объединяйтесь!» – не знаю, прозвучал ли в такой форме призыв, но 15 лет назад возникло Всероссийское Григоровское историко-родословное общество со штаб-квартирой в Костроме, и наш знакомый стал его научным руководителем.
Спустя несколько лет была подготовлена вторая, как автор считает, более зрелая работа по генеалогии – «Материалы по истории русских фамилий. Т.1. Овиновы». Набравшись опыта архивной работы (а кроме этого, было еще полтора года заочной учебы в историко-архивном институте), А.И. Григоров стал брать заказы на краеведческие изыскания (например, по истории церквей), переводы старинных текстов и, конечно, составление родословных. В генеалогическом мире он занял достойное место. Выражением этого стал тот факт, что биография его была напечатана в известном швейцарском издании «Who is who» («Кто есть кто»), в котором обычно рассказывается о людях, успешных в том или ином роде гуманитарной деятельности. Александр Игоревич, по мнению журнала, примечателен тем, что он помог восстановить историю более чем 50 семей. И были это не только Григоровы и не только дворяне, но и крестьяне, купцы, священники.
А зачем, собственно (зададим такой вопрос), восстанавливать семейную историю? Что хотят знать наши современники? Разное: кем были их предки, с кем состояли в родстве и т.д. Лет десять назад, как рассказывал мой гость, заказчики не стеснялись пожелать ему, архивисту-исследователю: «Может, найдете, чтобы от Рюрика кто-нибудь был… У меня, знаете ли, есть некоторые основания…» Сейчас, как он говорит, заказы стали более «вменяемыми», адекватными. С нередким обоснованием, что детям, поколению подрастающему узнать о своих предках будет полезно. Люди хотят себя видеть, так сказать, в контексте истории, ее великих деяний. Как сказал один древний мудрец, для полного счастья человеку необходимо иметь славное отечество.

Александр Игоревич Григоров Я спросила у Григорова, многие ли его предки причастны к достопамятным событиям русской истории?
– Куда же мы денемся-то? Ведь до революции все мы военнообязанными были.
И уселся чертить древо своей родословной по прямой. Где-то наверху его обосновался в XVI веке рязанский пращур с «крутым» для современного слуха именем «Злоба». Впрочем, это и не имя вовсе, а прозвище-оберег, чтобы не сглазили злые люди дитя и выросло оно не злым, а, наоборот, добрым. Какие деяния совершил этот человек в эпоху Ивана Грозного, добрые или злые, пока остается неизвестным. А вот о том, кто расположен почти в самом низу родового ствола – Владимире Борисовиче, родном дяде, старшем брате отца, Александр Игоревич с детства знал: он был штурманом авиации дальнего действия, с первых дней Великой Отечественной войны (о чем немногие знают) бомбил Берлин. Между этими родственниками – четыреста лет российской истории, в которой жили и действовали помимо прочих: Иван Федорович Григоров, драгун Рязанского драгунского полка, участник Полтавской битвы; штабс-капитан Волынского пехотного полка Никанор Васильевич Григоров – герой Отечественной войны 1812 года; единственный штатский по прямой, главный землемер Рязанского уезда Василий Никанорович Григоров; и, конечно, прадед Василий Васильевич, принимавший участие в Первой мировой войне как командир 105-й Рязанской ополченской дружины.
До этого он уже успел послужить России, защищая во время русско-японской войны крепость Порт-Артур, был ранен, попал в плен к японцам, бежал. К началу первой мировой войны Григоров числился уже военным запаса и в таком качестве вступил в ополченскую дружину. Ее торжественно проводили 30 сентября 1914 года с железнодорожной станции «Ряжск-I» на фронт. Дома у Василия Васильевича остались жена Александра Ивановна и два сына: Юрка и Шурка. Он успел написать с фронта тринадцать писем, последние – из Новогеоргиевской крепости, которую ополченцы должны были защищать в условиях окружения немцами. Там они почти все и погибли. И до сих пор останки почти десяти тысяч рязанцев, когда-то сваленных врагом в кучу, лежат в районе современного польского города Модлин, не обозначенные ни крестом, ни камнем.
Открытие это сделал не так давно сам Александр Игоревич, выполнив когда-то поставленную перед собой сверхзадачу: найти место погребения своего прадеда.
Но многолетний объемный труд, который ему пришлось для этого совершить, никак не умещался лишь в рамках личной памяти. И тогда Григоров решил выпустить книгу. Издание «Рязанское ополчение в Великой войне 1914–1918 годов» благодаря помощи почетного гражданина Рязани Вячеслава Васильевича Коростылева вышло два года назад в серии «Рязанский этнографический вестник».
Кто-то с недоумением спросит: о какой Великой войне идет речь? О Первой мировой. О той, которую в свое время называли и Великой, и Германской, и Второй Отечественной. Так сложилось, что мы совсем мало знаем о ней. Восполнить этот пробел, несомненно, поможет Рязанская Книга памяти, посвященная войне 1914–1918 годов. Первый том ее дает нам сведения о судьбе более чем 20 000 воинов – уроженцев города Рязани и Рязанского уезда. Уже более 50 семей наших земляков узнали о судьбе своих родных, сгинувших на фронтах мировой бойни. Кто-то уже успел посетить ставшие им известными места гибели родных людей. Книга только что вышла из печати в типографии Росархива и после представления ее в Рязани 30 июля – накануне годовщины начала той войны – появится в библиотеках города и области. В ближайшее время А.И. Григоров планирует сделать книгу доступной для читателей и по Интернету.
Мы бережно, всем миром создавали Рязанскую Книгу памяти, посвященную участникам Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Теперь наша Рязань стала первым городом России, которая выполняет долг памяти по отношению к землякам, погибшим на фронтах Первой мировой.
Татьяна Банникова

Газета «Рязанские ведомости» от 27.7.2010