на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников
С 2011 года ездим мы с Эдуардом Петровичем Кавуном по местам в Липецкой и Рязанской области, интересным тем, что некогда жили там представители славного рода Семёновых, самый известный из которых для наших современников Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский. Однако начинали мы череду своих путешествий, получившую название «Семёновское кольцо», из желания больше узнать о двоюродной бабушке Петра Петровича, знаменитой в первой четверти XIX века поэтессе, «русской Сафо» Анне Буниной. С этой целью месяц назад мы побывали в Пронском районе на месте родового имения Семёновых, Салыкове, где поэтесса некоторое время жила в юности. С тем же намерением и отправились в деревню Гремячку Милославского района в мемориальный музей П.П. Семёнова-Тян-Шанского.
В самом конце прошлого, 2014, года я неожиданно по электронной почте получила приглашение выступить с докладом о поэтессе Анне Буниной на международной литературно-мемориальной конференции «Бунин и Россия», которая состоится 20 октября 2015 года в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына. Конференция посвящена 145-летию со дня рождения И.А. Бунина, проводят её общественное объединение «Бунинское общество России», Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына и Московский гуманитарный университет. Предложение не было случайным: я написала и опубликовала несколько очерков о «русской Сафо», как называли Бунину современники. Эти очерки стали достоянием Интернета, некоторые попали в книгу «Семёновское кольцо», вышедшую в2013 году, и у меня была уже готова рукопись книги об Анне Буниной «Время русской Сафо».
Знаменитый скульптор Евгений Лансере в Рязанском селе Строевское.
Давным-давно, в начале 50-х годов прошлого века, я, девушка из города Моршанска, училась в Московском авиационном технологическом институте (МАТИ). Моими сокурсниками были ребята Витя Глухов из Кадома и Юра Ерчев из Пронска, но именовали они себя рязанцами и наперебой расхваливали Рязань и те маленькие не известные однокурсникам населённые пункты, откуда были родом. И такая их приверженность родному краю казалась мне странной: в группе, кроме москвичей, собрались ребята из разных мест Советского Союза, но никто из них, за исключением этих рязанцев, не демонстрировал любви к родному краю и не намеревался после учёбы возвращаться туда. Ветер странствий звал нас в дальние дали. Романтика дальних дорог заставила меня, например, предпочесть Москве Омск. Несколько позднее судьба подкорректировала романтику – и я очутилась в Рязани. Рязанцы же, вопреки их мечтам, оказались Витя – в Новосибирске, Юра – в Подмосковье. После выпускного вечера я потеряла их из вида. Но не забыла их любви к малой родине и захотела побывать в тех местах.
Никольское – имение Н.Н. Семёнова, одного из первых директоров Рязанской первой мужской гимназии, и его сына Н.Н. французского писателя
В Павловске на куртинах у тротуаров и по обочинам дорог всё ещё цвёл шиповник, красовались на клумбах среди газонов великолепные растрёпы-пионы, а в воздухе витал нежный, но устойчивый аромат жасмина. Здесь продолжала властвовать уже покинувшая Рязань весна и стояла неизвестная Рязани дивная пора белых ночей. Мы, Константин, я и наша верная спутница Елена, бродили поздним вечером в середине июня по Павловскому парку. Я и Константин приехали в Павловск из Рязани навестить нашу родственницу Елену и её семейство, а заодно, продолжая наши исследования рода Буниных-Семёновых по теме «Семёновское кольцо», отыскать в Петербурге следы Анны Буниной.
Не знаю, была ли как-то во время Лермонтова обозначена на карте современница Тамбова, находившаяся с ним в одном наместничестве деревня Денисовка. Сейчас же её можно увидеть на карте Рязанской области, хотя и принадлежит она Липецкой, потому что находится она вблизи границы между областями. И на экране навигатора мощной машины Subari она проявляется. Ведут на подступах к ней с юго-востока грунтовые дороги, а с юго-запада примыкает большой пруд.
Потомки Семенова-Тян-Шанского предложили открыть заповедник в честь великого русского путешественника, но власти одобряют только велосипедный маршрут. Новый туристический маршрут протяженностью 25 километров включает в себя восемь деревень по берегам Рановы в Рязанской и Липецкой областях. А Семеновским кольцо названо в честь великого русского путешественника Семенова-Тян-Шанского.
Древнее село Исады принадлежит к тем достопамятным местам, в которых бывают даже тяжёлые на подъём краеведы. И мне было странно узнать, что исколесивший почти всю область не только в связи с краеведческими интересами, но и по службе, Эдард Петрович там не бывал. Теперь он хотел восполнить этот краеведческий пробел и вдобавок посмотреть, как укрепили берег Оки напротив тамошней церкви Воскресения Христова, построенной в начале XVII века. Работы по укреплению берега во многом были вызваны тем, что областные средства информации забили тревогу: уникальный памятник истории и архитектуры может рухнуть из-за оползня, который сдвигает его к обрыву. Потом в них появилось сообщение, что берег укрепили. Я в Исадах уже бывала. В первый раз приезжала в июле 1995 года (как один их составителей и соавторов коллективного сборника эссе о художниках «За синей птицей в облака») к Виктору Ивановичу Иванову. Он написал к книге предисловие.
Только в июле мы, Эдуард Петрович Кавун и я, смогли продолжить наше краеведческое путешествие-исследование по Семёновскому кольцу. Напомню: в кольцо входят сёла и деревни Рязанской и Липецкой областей: Урусово, Рязанка, Архангельское, Никольское, Денисовка, Гремячка, Мураевня. В таком порядке они хронологически связаны с жизнью и деятельностью П.П. Семёнова-Тян-Шанского и должны следовать на разрабатываемом нами туристическом маршруте. Я полагала, что мы отправимся в Архангельское (через Урусово-Рязанку, где уже побывали в прошлом году). В юношеские годы нашего героя оно занимало особое место в его жизни. В этом селе, поблизости от Рязанки, находилось имение «Подосинки» Михаила Николаевича Семёнова, который был не только родным дядей будущего учёного, но и его крёстным. А потом случилась в Рязанке большая беда.
  1  2  3  4