на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников
«В Елатьму нужно непременно приехать и пожить здесь. Отсюда уезжаешь душевно просветлённым»,– прочитала я давным-давно в книге Г.К. Вагнера и С.В. Чугунова «По Оке от Коломны до Мурома» и загорелась желанием побывать там. Но всё не удавалось осуществить его – не близкий это свет для человека, живущего в Рязани и не имеющего собственного транспорта.
Путешествие рязанских краеведов на родину поэтессы XIX века Анны Буниной.
В Ерлинский парк пришла весна, явив себя в образах, увековеченных на полотнах Игоря Грабаря, который здесь не бывал. Хотя утверждать этого нельзя: установить едва ли когда-нибудь удастся, кто посещал парк в годы, когда им владел Сергей Николаевич Худеков.
К 95-летию со дня рождения писателя В. Золотова (фрагменты из коллективного сборника "Рязанцы в Америке", готовящегося к печати) В семидесятые годы я служил на Камчатке, в рыболовецком флоте на плавбазе «Ламут». Она принимала улов и перерабатывала рыбу. Тихий океан прежде славился рыбой. Рыбаки вспоминали: «Брали рыбу, как грязь черпали». В мое время было уже не так.
Тепла в нашем краю ещё не было. Память отказывается удерживать те несколько дней, что выдались в мае. Да были ли они? А многолетники цветут и даже опережают сроки и обычную очерёдность. И в Ерлинском парке встретили нас метровой высоты, расцветшие раньше положенного времени, лиловые водосборы, припозднившиеся алые тюльпаны и своевременные пионы. Но обычного там радующего глаз разноцветья пока нет. Клумбы черны и унылы. Холодные дожди обложили округу. И мне было обидно, что и в парке, куда добираться из Рязани с оказией пришлось через Ряжск, нас встретит неприветливо дождь. В Ерлине я стараюсь бывать при первой возможности, потому что давно люблю этот уголок земли родной.
Прочитала я в рязанском приложении к «Аргументам и фактам» статью Александра Абрамова «Грозовая «мать-кошёлка» о «уникальной находке в окрестностях села Перевлес Пронского района Рязанской области»; узнала из статьи, что «этот храм, с сорокаметровой колокольни которого открывается великолепная панорама на Проню, был построен ещё в допетровские времена».
Каждое утро, просыпаясь, я неохотно сползал с постели и, не открывая глаз, пошатываясь, словно игрушка Ванька-встанька, направлялся к умывальнику. Маршрут был привычен, поэтому я никогда ни за что не задевал и не натыкался на какие-либо странные препятствия. И только обдав лицо холодной водой, я окончательно пробуждался, оставляя ночные фантазии в мире снов. Вот и сейчас, я попытался встать со своего ложа. Но нога почему-то уперлась в стену? Попробовал ещё раз. Опять стена? Ничего не понимая, я нехотя открыл глаза. Да, ведь, мы у бабушки! Вот, здорово! Я вскочил, быстро натянул на себя одежду и радостно-возбуждённый выбежал во двор.
У издателя К. Ситникова готовится к печати коллективный сборник очерков «Коллекционеры из рязанских усадеб». В основном в нём идёт речь о людях, чьи имена уже вошли в рязанскую историю, только теперь эти люди предстают на страницах книги в новом качестве собирателей произведений изобразительного искусства. Однако среди героев очерков есть и такие, о ком даже и краеведы не слышали.
Я давно уже не работаю в есенинском заповеднике, но почему-то именно мне, как в прежние времена, в день рождения Есенина в Константинове Борис Емельянович Фральцов представил экскурсовода из Сочи Виктора Константиновича Шевченко, обратившегося в музей с просьбой рассказать о судьбе ерлинского имения Сергея Николаевича Худекова.
Десятое августа. Шесть часов утра. Мы с Ларисой вышли из дома и направились к остановке автобуса. Солнце уже поднялось над горизонтом, но из-за темных туч на востоке его еще не было видно. Зато все остальное небо сияло необыкновенной голубизной, будто выстиранное за ночь заботливой хозяйкой,— ни тебе разводов, ни облаков — чистота! Легкий, прохладный ветерок освежал нас, а при порывах даже заставлял поеживаться.
  1  2  3  4