на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников
Когда в 2007 году отмечалось в Рязани и в рязанском селе Ерлино 170-летие со дня рождения известного в XIX веке издателя и журналиста, драматурга и историка балета, успешного помещика, создателя уникальных парков-дендрариев в Сочи и Ерлине Сергея Николаевича Худекова, на празднество съехалось около трёх десятков его потомков. Их в основном разыскал сочинский краевед Дмитрий Иванович Кривошапка. Прежде они в столь внушительном количестве не встречались, и далеко не все знали о существовании друг друга. Прямых потомков Худекова среди них не оказалось. Всё это были отпрыски его сестёр родных и двоюродной, Александры Воейковой. Помимо пятерых братьев он имел шесть сестёр. Мне ничего неизвестно них, кроме их имён и фамилий в замужестве: Варвара Кошелева, Софья Лесли, Мария Лихарёва (позднее Чулкова), Ольга Костарева, Александра Лесли, Елизавета Гольдерекер. Я рассчитывала, что смогу что-нибудь узнать об этих женщинах у их потомков. К юбилею вышла вторая, написанная мною, книга о Худекове «Петербургский Фигаро и его звёздное окружение» (Фигаро – это один из его псевдонимов), и кое-кто из потомков подходил ко мне, чтобы поблагодарить.
На недавнем своём собрании писатели решили провести встречу с учителями литературы Кораблинского района, чтобы обсудить с ними проблемы, возникшие в последнее время в литературе: резкое снижение интереса к чтению, выпуск низкопробных изданий (как в литературном, так и в полиграфическом отношении), литературный голод в населённых пунктах, удалённых от областного центра, и так далее. Проблемы эти, как известно, общероссийские, актуальные. На них то и дело обращает внимание общественности центральная пресса, о некоторых из них говорил премьер министр В.В. Путин на недавней встрече с писателями. Однако, чтобы они начали наконец разрешаться, необходимо движение снизу. И очень многое как раз зависит от учителей литературы.
На земле предков известного филолога И.И. Срезневского.
Мой ныне покойный муж Владислав Цуканов одновременно с Сергеем Чугуновым учился в Рязанском художественном училище, когда там работала Ариадна Сергеевна Эфрон – дочь известной теперь поэтессы Марины Цветаевой.
Мещёра – прекрасный и загадочный мир леса, сумевший и до наших дней сохранить свою первозданность, он и вечный памятник тем, кто некогда жил в нём, с ним. Давным-давно исчезло лесное племя мещёра, а лес, продолжая жить, напоминает о лесных людях своим названием, словно в благодарность им. В Мещёрском краю, как и во многих иных местах нашей страны, существовал некогда культ дерева.
В один из прекрасных дней этого не изобилующего такими днями лета мне позвонил президент Федерации воздухоплавания Рязанской области Л.Б. Маврин и буднично спросил: «Ну что, совершим сегодня вечером полётик?». Этот вопрос-предложение не был для меня неожиданным и случайным. Ещё когда лежал снег, Лев Борисович пообещал мне «полётик» как награду единственному, наверное, в Рязани краеведу, продолжающему исследовать тему первого полёта на воздушного шаре рязанского подьячего Крякутного. О дерзкой попытке оторваться от земли в небо над Переяславлем Рязанским, предпринятой в 1731 году, я написала в нескольких статьях, опубликованных в разное время. Рассказала о ней в романе «Похождения Стахия…», вышедшем в прошлом году. В общем, были основания Льву Борисовичу меня пригласить, а мне от этого приглашения не отказаться, как я и поступила… в конце зимы.
Товаро-пассажирское пароходное движение сорок пять лет (с 1872 года до Октябрьской революции) находилось в руках крестьянского семейства Качковых: глава семьи Александр Викулович и двое его сыновей Иван и Василий, – обитающего в Касимовском уезде. Со временем Качковы поменяли свой социальный статус, сделались потомственными почётными гражданами, но не поменяли своей деловой сути: остались трудолюбивыми, энергичными, предприимчивыми людьми, не бросающими денег на ветер, а вкладывающими их в развитие пароходства, сельское хозяйство, небольшие заводы: крахмальный, винокуренный.
Мне долгое время не удавалось побывать в Старожилове, хотя станцию с этим названием доводилось проезжать десятки раз: типовой вокзал, типовые станционные постройки – детище Павла Григорьевича фон Дервиза. Вблизи этой станции он купил имение и сделал его своей русской, рязанской резиденцией. Мне представлялась она похожей на станционные строения, к которым мой глаз привык с отрочества. И фотографии спроектированных Шехтелем зданий не могли меня избавить от этого представления. Я предполагала, что в довершении к ним увижу ещё какие-нибудь фундаменты и руины.
Музей Пироговых в Новосёлках – культурный центр села отметил 5 июля своё 15-летие.
Урожениц Елатьмы, один из пионеров русской американистики и американской славистики, библиотекарь, работавший в университетеах США Алексей Васильевич Бабин.
  1  2  3  4